«Кореком» — витрина загнивающего капитализма»

Flag_of_Bulgaria_(1971-1990).svg

Кто не знает «Кореком», кто не слушал о нем? Но сегодня даже его бывший генеральный директор забыл почему так названа мифичная организация внешней торговли. Ее имя не происходит от «корекция на коммунизм», как утверждается после демократичных изменений.

Шоколадное яйцо со скрытой внутри игрушкой сюрпризом оказывается самым ярким воспоминанием поколения от 1970-90-х. Ясно почему, вожделенное лакомство можно было купить только за зеленую валюту из особенного магазина, чье имя звучало как заклинание для пещеры Али Бабы. Некоторые еще хранят с ностальгией, мелкие пластмассовые фигурки..

korekom10

А какаовое искушение с фундуком и треугольной формой, конфеты, чей вкус не имел ничего общего с «Черноморцем», печенье в красивых оловянных банках, чаши и сервизы от «Дуралекс» — мечта любой домохозяйки, банки шоколадной пасты, сигареты из рекламы в журналах, конструкторы, из которых можно сделать замок, длинноногие куклы с целым гардеробом туалетов и собственной комнатой, парфюмерия, изысканные часы.

А джинсы? Если у тебя есть индиговые штаны из «Корекома», твой рейтинг взлетает до небес. Не говоря уже о роликовом магнитофоне… Ой, хватит!

«Кореком» социалистической Болгарии был самым большим клиентом виски «Джонни Уокер» во всей Европе! И чтобы утопить социалистическую муку, специально для сети из 300 магазинов в стране производилось «Джонни» в бутылках от 1,5 л.

Но эти товары были бытовой мелочью и периферической деятельностью могучего предприятия, которое торговало более чем 100 000 товаров мечты для тысяч болгар. Счастливчики, работали заграницей, крутили рули люксовых автомобилей или покупали без очереди и жилищных накоплений в кварталах Младост и Люлин, где «Кореком» продавал дома в больших количествах.

korekom9

Но все равно о «Корекоме» мы будем вспоминать преимущественно как о шоколадном яйце — не знаешь что вылезет изнутри.

«Что означает «Кореком»? Не могу вспомнить откуда происходит это название». Это признает бывший генеральный директор легендарной фирмы – Димитър Джамбазов, руководитель организации внешней торговли 5 лет (1983-1988 г). Этот вопрос задавали многие. Одно из самых логичных объяснений, что имя магазинов мечты «CORECOM» образовано из первых слогов французского словосочетания «COMPTOIR DE REPRESENTATION COMMERCIALE» – т.е. контора для торгового представительства. Которой и был «Кореком» первоначально для предприятия «Булет». После этого становится дирекцией для предприятия внешней торговли «Интеркомерс». Только с 1964 г. «Кореком» становится самостоятельным предприятием внешней торговли.

«Мы были торговым объединением, полезным для государства — вспоминает Димитър Джамбазов. – Мы не получали ни одного цента дотаций. Мы работали целиком на базе капиталистических предприятий. Эти банки нам предоставляли займы, мы делали свою работу, возвращали долги и, в конце, для бюджета оставались между 100 и 115 US$млн. долларов (тогда $10=16 левов – п.а.) доход еще плюс полмиллиарда лева. Дошло до того, что доходы от «Корекомов» достигли 70% от сумм передаваемых от туризма».

Г-н Джамбазов раскрывает некоторые из тайн как работал «Кореком», который в своем расцвете располагал 300 магазинами и огромной базой складов. Опытные менеджеры не хотели в некоем случае пропустить «облегчение» кошельков 3-х миллионов турецких иммигрантов в Германии, которые 2 раз в год проезжали через Болгарию, чтобы вернуться в свои родные места. Они располагали списками, когда самые большие заводы работодатели выходят в 1-месячный отпуск и поставляли самые разыскиваемые вещи. Оборот был невероятен.

«Представьте себе каждый покупает только по блоку сигарет… а они брали по 4-5, чему это равняется. Оборот становился большой и этим зарабатывались деньги, а не просто с продаж в стране», — не скрывает выгоду от этого хитрого хода Джамбазов.

В то время пачка сигарет «Мальборо» стоила 95 цента, стереомагнитофон «Панасоник» – $85, соска «Чико» – 30 цента, жвачки продавались по 20 цента, а джинсы – по $20.

«Эта организация была создана крайне удачной и у нее был большой авторитет, — продолжает свой рассказ бывший генеральный директор, — Она не обслуживала элиту, а хотела быть в помощь и болгарам: около 500 000 в год, которые работали в Ливии, Ираке, СССР — ездили по работе. Мы собирали деньги этим людям и им предлагали реальные возможности за их труд. Что иначе им было бы делать с заработанным — потеряли бы от любого обмана. Мы покупали целые блоки в кварталах Младост и Люлин и продавали апартаменты за валюту. Тот же механизм был и с машинами. Преимущественно продавали «Лады» за рубли, заработанные в Коми. Но мы ввозили разные марки. Если пройти Пловдивскую выставку например, все 40-50 показанных на ней люксовых машин, оставались в Болгарии и были куплены людьми за доллары».

Джамбазов раскрывает и другие тонкие счет торговцев. Имея ввиду большое число вьетнамцев, работающих у нас, фирма заказывала в Бразилии специальную серию джинсовых штанов с размерами, подходящими для их роста. Разобрали как теплый хлеб. Мы получили 1,8М US$… от маленького размера.

«Кореком» был известен и качественной «черной» и «белой» техникой, которую предлагал. Можно было купить самые известные марки, а также давали солидные гарантии на товар. Торговцы поддерживали большую сервисную базу, а техники, которые должны были чинить стиральные машины, мойки, плиты, телевизоры, магнитолы или холодильники, каждый год уезжали на стажировку в фирменные сервисы заграницу — никто не должен был быть разочарован в качестве марки.

Дорогие товары такие как ювелирные украшения и часы брались на консигнацию. Не было гарантий, что кто-то, кто оставил часть своей жизни в Ливийской пустыне и заработал кровью и потом свои деньги, купит себе часы с бриллиантами за тысячи долларов, а не жилье — эти случаи были крайне редкими.

Одежда, ввозимая «Корекомом», также обязательно были брендовыми и известных французских и итальянских фирм. Но они поступали на консигнацию. Цена на пару итальянской обуви часто равнялась цене на одну стиральную машину. Но торговцы безропотно снимали старые коллекции и поставляли новые.

«Даже нам приходилось давать 10% от стоимость на каждый товар для запасных частей. Ну, что нам делать, когда мы ввезли одни шведские стиральные машины, которые на практике были вечными — никогда не ломались. В конце мы оказались с запасными частями на миллион долларов», — вспоминает риски торговли Джамбазов.

Он признает, что часто проводил разведку в беспошлинных магазинах у соседей, где и сколько тратят на сигареты и виски. Как только узнавали, что в Турции например, цены ниже наших, тут же реагировали более выгодным предложением — особенно для покупок оптом, и оброт опять двигался.

Одну из самых невыгодных историй для «Корекома» создало государство.

«Тогда министр финансов Белчо Белчев не мог понять зачем был сделан этот проигрышный ход», — и сегодня спрашивает Джамбазов.

Встал вопрос о пресловутых 20 долларах, которые по решению МС давались банком на границе, но было решено никаким образом не тратить их в Болгарии. А тогда в бывшей Югославии кофе было огромным дефицитом. На $20 можно было купить бутылку виски ($7,5) и 2 пакета кофе и каждое сделает своего хозяина невероятно счастливым.

korekom8

Наблюдая ждущих перед магазином болгар, которые пытались обменять валюту, иностранцы им говорили: «У вас нет свободы, нигде в мире нет подобного».

«В магазинах такого типа были лазейки. Я изучал чужой опыт — мы не «открыли Америку». Когда при пересечении границ между США и Канадой и ввели ограничения перевозить только 1 бутылку виски, торговцы тут же придумали специальные «беспошлинные» бутылки по 1,5 л», — рассказывает о своем опыте Джамбазов.

По его мнению «Кореком» был курицей, которая несла не просто золотые, а бриллиантовые яйца, но государство не придумало механизма, что ее сберечь.

«Если бы был хороший контроль, прозрачность, ясность в работе — еще можно было бы зарабатывать. А вы знаете за какие зарплаты работали люди, утопленные в таком количестве искушений — за среднюю зарплату чиновника, а обеспечивали миллионные доход?» — категоричен бывший генеральный директор.

Конец «Корекома» это мучительная и медленная смерть, «ассистирована» многими законами, европейскими распоряжениями и нашими политиками. Телом «умирающего чудовища», которое однако стоило много миллионов — недвижимость, земля, наличные, распоряжаются другие и получают еще больше. Но это история которая не имеет ничего общего с ностальгией по шоколадным яйцам, а с действительно капиталистическим бизнесом и его акулами.

источник: http://phanlibe.ru/bg/stati/korekom-vitrina-zagnivayushchego-kapitalizma/

Реклама